четверг, 18 августа 2011 г.

Запретить нельзя разрешить

Вот не могу я молчать! Уж и у Стиллавина в ЖЖ насветилась, а на страницах своего блога оторвусь по полной, хотя как там в "Любовь и голуби": "отражались уже".
В июне был внесен в Госдуму текст  законопроекта об ограничении числа абортов  "О внесении изменений в Федеральный закон "Об основных гарантиях прав ребенка в Российской Федерации" и отдельные законодательные акты Российской Федерации в целях усиления гарантий права на жизнь", подготовленный рабочей группой при Комитете по вопросам семьи, женщин и детей Госдумы. Руководит этой группой председатель Комитета по вопросам семьи, женщин и детей Елена Мизулина.
Внесен, и тут же отправлен на доработку. Как самокритично заявил инициатор депутат Валерий Драганов, в тексте была путаница с некоторыми статьями, да и санкции за нарушение не четко прописаны. То есть основные положения проекта, которые, по словам депутатов, закрепят конституционное право на жизнь еще до появления на свет, пересматриваться не будут. Между тем, изменения на рынке медицинских услуг указывают на тенденцию отказа частных клиник от проведения абортов. В качестве причин такой политики, среди прочего, указываются морально-этические соображения.

Депутаты, по их собственным словам, хотели закрепить конституционное право человека на жизнь еще до его появления на свет. Методы борьбы за зародившуюся жизнь оказались не новы — ограничение количества абортов. К слову, подавляющее большинство народных избранников — мужчины. Видимо, потому и меры воздействия на женское, материнское начало — по-мужски категоричны.

Законопроект предлагает сократить перечень социальных показаний для аборта до одного, ввести сроки, превышение которых исключает операцию (12 недель — для всех, 22 недели — если беременность наступила в результате изнасилования), а также время на обдумывание решения ( 7 суток, если срок беременности не превышает 11 недель).

Еще один пункт законопроекта — общение с плодом. Депутаты предлагают перед операцией показывать пациентке результат ультразвукового исследования, на котором женщина может увидеть эмбрион, послушать, как бьется его сердечко.

Последний "барьер" - письменное согласие на аборт супруга. Если сердце женщины и после этого не дрогнет, врач проводит операцию.
 Однако и тут у беременной может возникнуть препона — сам доктор. Депутаты допускают отказ эскулапа от проведения аборта со ссылкой на его «морально-этические убеждения» и вероисповедание.
Заметьте, об индексации детского пособия, декретных, субсидий молодым семьям и введении других "положительных" мер речи в законопроекте не идет. А, между тем, страх перед финансовыми трудностями, которые нередко возникают с появлением маленького, являются едва ли не основной причиной, почему молодежь не решается завести ребенка. Равно как и отсутствие собственного жилья.
Получается, за демографические показатели государство готово бороться только самыми дешевыми способами. Эффективны ли он?
В августе стало известно, что неделя на раздумье женщинам, решившимся на аборт, будет предусмотрена законом об охране здоровья.

Меня это страшно возмущает. Я вообще считаю, что ничего нельзя добиться запретами. Единственная првилегия, данная природой, осталась у женщин - самой решать, что ей делать с ребенком, и это хотят отнять.

Почему в нашей стране не принято пользоваться контрацептивами? Почему до сих пор беспросветная темнота в этом вопросе? Никто никах законопроектов не предлагает. В 2000 — 2006 годах в школах действовала программа «Основы здоровья семьи», но ее почему-то прикрыли. Благодаря этой программе сократилось число абортов среди молодежи в два раза. Не на основе запретов, на основе просвещения. О чем там шла речь? Программа пропагандировала семейные ценности, вопросы зачатия и чуда жизни, вопросы контрацепции и безопасного секса. Но ее запретили, и численность абортов снова начала возрастать.
Я, может, скажу крамольную вещь, но мне кажется, что это целенаправленная политика превращения народа в полное быдло. Рожайте будущее пушечное мясо, плодитесь, как скот на отстрел!
 Конечно, я не одна такая, вот нарыла на сайте http://www.feminisnts.ru

Анастасия Нарышкина 
Анастасия Нарышкина работала в газетах «Сегодня», «Известия», журнале «Компания», писала о бизнесе и общественных проблемах. Сейчас – спецкор "Московских новостей". Ее особый интерес вызывают исторические моменты, которые определили развитие России.Если коротко, суть законопроекта заключается в двух пунктах.

Первое: аборт нельзя будет сделать бесплатно, в рамках ОМС (кроме случаев, когда он производится по медицинским показаниям или когда беременность стала следствием изнасилования).

Второе: замужняя женщина, согласно этому проекту, должна будет предоставить письменное разрешение на аборт от своего мужа. Несовершеннолетняя – от родителей.

Все эти меры представляются нам жестокими и бессмысленными.
Церковный след в светском деле

Для начала обратим внимание читателя на одну деталь. СМИ сообщают, что в состав рабочей группы, написавшей законопроект, входят деятели из РПЦ. Читатель помнит, что в России церковь отделена от государства, и это совершенно естественно. Церковь – это группа граждан, которые отправляют свой культ согласно своим убеждениям. Каким образом они могут быть причастны к разработке закона в светском государстве – неведомо; с какой стати законодатели в светском государстве привлекают представителей этой группы к разработке законов – большой вопрос.

РПЦ предлагает властям вывести аборты из ОМС (см. пункт 6), то есть сделать шаг, который требует внимательного предварительного изучения. И думский комитет идет на поводу у РПЦ! Где изучение вопроса, где общественная дискуссия, где хоть какие-нибудь данные «за» и «против» – серьезные, на отечественном материале, без соплей и эмоций, с расчетами? Нет ответа.

Полагаю, что дело церкви в светском государстве – заниматься исключительно теми, кто к ней принадлежит, а в частную жизнь других людей не мешаться. Дело же законодателей – пресекать самым резким образом любые попытки любых религиозных организаций совать нос куда не следует. Почему этого не было сделано? Неведомо. Попытки внедрить православие на государственном уровне следует рассматривать как наступление на свободу совести со всеми вытекающими отсюда последствиями.

Понятно, что наши граждане, которым уже наступили на все, на что только можно, скушают и не такое; Конституция – Конституцией, а жизнь идет своим чередом. Но чтобы граждане лучше себе представили, с кем они имеют дело, процитируем свежее высказывание патриарха Кирилла, объяснившего, что чернобыльская авария стала расплатой за грехи: "Господь мог и остановить руку оператора, который, управляя реактором, совершил страшную ошибку. Господь попустил. И многие люди своей смертью, может быть, внесли свой вклад в искупление грехов".
 
Т.Л.(это уже я) Кстати, прочитала в одном комменте: женщина родила мертвого мальчика, пришла к священнику, спросила: как отпеть.А он ответил: некого отпевать,не было и нет. Как это понимать? А как же все разговоры о том, что у только что зачатого эмбриона уже есть душа? Двойные стандарты какие-то!

Это опять Анастасия Нарышкина: 
Шкафы, мешки, катетеры 
Теперь собственно об абортах.
Из того, что публикуется по этому поводу, можно сделать вывод, что тема абортов поднимается государством по двум причинам: «нехорошо» и «Россия вымирает».

Относительно первой причины можно сказать следующее. Морально или не морально делать аборты – это решать не думской комиссии. Для того, чтобы женщины не прибегали к этому средству по моральным причинам, нужно, чтобы моральные причины перевешивали для них все прочее. Мораль не вводится запретами свыше, в особенности исходящими от такого неуважаемого института, как нынешняя власть. Наличие в стране моральных причин делать или не делать то-то и то-то есть следствие общественного консенсуса по этому поводу, а откуда берется этот консенсус – большая тема, и мы не будем ее касаться. Статистика абортов свидетельствует, что моральных причин не делать аборты в нашем обществе нет. Посему запрет свыше ничего не решит, он только загонит аборт в подполье. Женщины, которым нечем платить за аборт в частной клинике, будут двигать шкафы.

О шкафах мне рассказал один старый доктор, который отлично помнит те времена. Доктор был студентом и проходил практику в отделении гинекологии.

«Привозят баб с кровотечением, плачущих, держащихся за живот. «Что такое? – Да вот, у меня выкидыш. А как же ты скинула? – Шкаф двигала». И врач говорит нам, студентам: надо же, сегодня все шкафы двигали, а вчера мешки поднимали». – «А на самом деле это были подпольные аборты?» – «Конечно! Девчонка шла к «бабке», та ей пихала что-то в матку. .. Потом я работал в окружном военном госпитале. Помню, старшая сестра неврологического отделения, хорошая девочка… а там гинекологов не было, в госпитале-то одни мужики, – поэтому она пошла в город, ей воткнули катетер в матку, привязали к ноге, чтоб не выпал. И она сидит на комсомольском собрании с этим катетером, голосует, и по ее лицу ничего не видно. Зачем катетер? Идея в чем – в матку вводится инородное тело, раскрывается шейка матки, происходит выкидыш. Вводили мыльные растворы, порошки какие-то…. Ходили к бабкам, к подругам, кто умеет. Какая-то девчонка, студентка наша, перед ноябрьскими пришла к своим знакомым ребятам-медикам сделать аборт . Она умерла, потому что что-то они сделали не так: то ли произошла перфорация матки, то ли что-то другое, я не знаю. Тело ее расчленили и спустили в канализацию. А в праздник все собирались у института на демонстрацию. И кто-то пошел в туалет, там что-то забилось и потекло, и обнаружили расчлененный труп., – говорит доктор. – Аборты запрещать нельзя».

Кстати, для тех, кто тоскует по СССР, еще одна деталь. Аборты, когда их разрешили, производились без обезболивания. Другие операции – с обезболиванием, а эта – так. «"Под крикоином", как у нас говорили, – объясняет старый доктор. – От слова «крик» и от слова «новокаин». А врачи: «Когда давала, небось не вертелась, а сейчас вертишься». Бедные девки. Ужасно было, муки мученические».

Лишая женщин возможности сделать бесплатный аборт в государственном учреждении, законодатель своими ручками отправляет их к дешевой «бабке» или к подруге. Это, уж если говорить о морали, совсем нехорошо. Последствия этой законодательной инициативы куда хуже аборта на малом сроке.

И еще: делать аборт – нехорошо и не морально, а вынуждать женщину рожать, если она не хочет, – это каково? Разумно ли это, по-человечески ли? Конечно, ни то, ни другое.

Не забудем, что женщина может решиться на операцию не только потому, что элементарно не желает иметь детей (и тот факт, что общественное мнение не вынуждает ее их иметь, – большое завоевание современного общества), но и потому, что женщина и/или ее семья не имеет возможности его прокормить.

И где, спросим снова, тут РПЦ с ее руководством? Почему не выступит оно бородами вперед и не скажет: ну раз уж родила, то мы поможем. Мы и деньгами, и пеленками, и поликлиникой – за наш церковный счет, все из казны. А сами мы – на метро, и вообще, умерим аппетиты. А вместо новых церквей построим в Москве парочку приютов для мамаш с детишками, ву компране?

Нет, туманно обещают искать деньги на помощь женщинам, отказавшимся от аборта. Не дать, а искать. Мало ли кто чего обещает.

Не хочешь – заставим

Теперь про «Россия вымирает». Происходит это по двум причинам: мало детей и много смертей. Однако бороться с нашим местным апокалипсисом посредством усложнения доступа к аборту – извините, бред.

Действительно, число рождений в России не восполняет естественную убыль населения. Но так обстоит дело во всех развитых странах. Детей рождается мало по всей Европе; ученые полагают, что причина – эмансипация женщин и ряд других изменений, с которыми уже ничего не сделаешь. Женщины работают, они хотят делать карьеру и быть самостоятельными. В развитых странах они контролируют рождаемость до, а не после. В России по ряду причин «после», похоже, превалирует над «до». Одним словом, пытаться увеличить рождаемость путем запрещения абортов – это переть против танка или плевать против ветра. Не вырастет рождаемость, или разве что на очень короткий срок, пока народ не приспособится, а дальше все вернется на круги своя.

А вымирает Россия не столько потому, что женщины мало рожают, сколько потому, что у нас запредельно высокий уровень смертности в трудоспособных возрастах. Наши люди долго не живут: средняя продолжительность жизни у женщин в России на 11,5 лет меньше, чем в ЕС, у мужчин – на 14,5. Наши люди убивают друг друга, гибнут в ДТП, мрут от болезней – и пьют как лошади. И если с рождаемостью у нас картина европейская, то со смертностью – африканская.

Вот где, казалось бы, раздолье для законодателей, вот достойная задача: снижение смертности. Изучай чужой пример, выстраивай сложную стратегическую линию на уменьшение пьянства, просвещай, внедряй, учи; приводи в порядок здравоохранение, береги ученых, налаживай производство хороших дешевых лекарств; строй, в конце концов, футбольные площадки в каждом дворе, организовывай спортивные секции для молодых и кружки по интересам для старых. Ан нет, это сложно, тут думать надо головой и деньги вкладывать. Куда проще что-нибудь запретить, особенно той группе населения, которая и так находится в неравных условиях.

Особенно если учесть, что частные клиники скажут законодателю большое человеческое спасибо за новых клиентов, равно как и подпольные абортарии.

Грубое вмешательство

Согласно законопроекту женщина должна представить врачам письменное согласие мужа на аборт. В интервью порталу «Милосердие» Мизулина объясняет эту идею тем, что «…должны быть учтены и права отца, и права ребенка. Отец, если он состоит в законном браке с матерью, безусловно должен быть поставлен в известность о происходящем и участвовать в принятии решения…». В общем, еще один аргумент для женщин в пользу того, чтобы не регистрировать брак.

До сих пор вопрос о том, оповещать или не оповещать мужа о беременности, был личным делом женщины. Теперь, получается, совершеннолетняя гражданка РФ будет обязана не только ставить мужа в известность, но еще и спрашивать его, может ли она поступить по своему усмотрению. Если это будет принято и станет законом, то это будет вопиющим нарушением Конституции, 23-я статья которой гласит, что «Каждый имеет право на неприкосновенность частной жизни, личную и семейную тайну… и т.д.», поскольку в случае, если женщина не хочет ребенка, она должна непременно оповестить об этом мужа. Вопиющим нарушением станет и то, что ей не позволят единолично принять решение относительно себя, своей жизни, будущего и своего тела. Ах, оно уже как бы не очень ее? Оно принадлежит и ребенку, а ребенок – отцу? Безусловно. Но какие обязательства факт отцовства накладывает на мужчину? Наверное, законопроект к чему-то обяжет и его? Рабочей группе, надо полагать, известно, что в половом акте участвуют двое; стало быть, отец – даже будущий – что-то будет должен в ответ? Ах, ничего? Ничего.

Но получается, что отец имеет права на жену и ребенка, но не имеет по отношению к ним обязанностей. Никто не запретит ему через пару месяцев развестись с беременной женой и предоставить ее и младенца их собственной судьбе. Известно, как обстоит в России дело со взысканием алиментов: почти никак. Разведенная женщина никогда не может рассчитывать на то, что по закону муж внесет свой вклад в содержание ребенка. Захочет – внесет, не захочет – не внесет. У нас нет законов, которые вынуждали бы отцов содержать своих детей до такого-то возраста. То есть законы, наверное, есть, но по факту – кто приличный человек, тот содержат, кто неприличный – ищи ветра в поле.

Не забудем и то, что беременность и роды – это всегда некий риск, это выпадение из профессии (кто-то может это себе позволить, а кто-то нет) и связанные с этим карьерные сложности. Наконец, воспитание ребенка – это не только деньги, это много труда, времени и сил. И по сути все это – обязанность женщины-матери, а у мужчины – по желанию, как сложится. Разведенный отец, который, допустим, осознал, что зря отговорил экс-жену от аборта, свободен, а она?

Если бы закон, запрещающий женщине аборт без согласия мужа, обязывал бы этого мужа содержать жену и ребенка и предлагал бы механизмы, которые бы действительно позволяли это сделать, если бы он ставил отца и мать в равные условия, то это стоило бы обсудить. А сейчас мы имеем дело с очевидной дискриминацией женщин.
 
Денег хватит

Аборт можно сделать в государственном учреждении, а можно в частной клинике. И там, и там попадаются хорошие и плохие специалисты, но уровень сервиса в частных обычно выше. Одним словом, люди, располагающие средствами, скорее предпочтут частников. Таким образом, выведение аборта из числа бесплатных операций в рамках ОМС ударит по тем, для кого это слишком дорого.

Мизулина говорит по этому поводу следующее (см. упомянутое выше интервью): «Мы посчитали, что в 2008 году на производство абортов в государственных и муниципальных медицинских учреждениях… ушло примерно 5,5 млрд рублей. Что это за деньги? Это деньги не напрямую из бюджета, это деньги из Фонда обязательного медицинского страхования. Откуда поступают деньги в Фонд обязательного медицинского страхования? Из бюджетов разных уровней: федерального бюджета, бюджета субъекта, муниципального и (вот что самое главное!) туда поступают так называемые страховые взносы из фондов оплаты труда. То есть каждый работодатель перечисляет часть заработной платы своих сотрудников в качестве единого социального налога. Если бы работающие люди знали, куда идут их деньги, какая сумма уходит на оплату абортов, то, я думаю, вряд ли они бы оценили это положительно».

Работающие люди в последнее время узнали много увлекательного о том, на что идут их деньги. Как сообщают «Московские новости», в 2010 году на содержание президента, премьера и высших чиновников ухнули 84,6 млрд рублей. «Цифры, показывающей прямые затраты на главу государства и премьера в отчете нет, – пишет газета, – но если вычесть из 14,8 млрд расходы на аппараты Дмитрия Медведева и Владимира Путина, то получится, что сам тандем обошелся бюджету в 7,6 млрд рублей. Речь в данном случае идет только о расходах на непосредственное содержание руководителей государства — питание, обслуживание автопарка, бытовые нужды. Капитальные затраты — покупки автотранспорта, самолетов и яхт — проходят по другим статьям. Также в эту сумму не входит ремонт служебных помещений президента и премьера». На реконструкцию трех сочинских санаториев, находящихся на балансе управления делами президента РФ, выделено почти 21 млрд руб.

Как именно тратятся бюджетные миллиарды на местах, оповещает нас официальный сайт. Внимательные граждане находят там мраморные ванны, сверхдорогие машины, почему-то собольи шапки и так далее. Похоже, что у страны, которая так швыряет миллионами, есть деньги на бесплатные аборты. Так что соображение о том, что 5,5 млрд возмутят работающих граждан, мы задвинем в долгий ящик.

Как говорит Мизулина, какая-то часть женщин из тех, кто не пойдет в платную клинику, сделает криминальный аборт (вот тут и спросить бы законодателя: а что говорят демографы – какая часть? Какие будут последствия для этих женщин?). Но «значительно большая часть пойдет на то, чтобы рожать ребенка». Сколько именно женщин родят из-за отсутствия денег на платную клинику, Мизулина тоже не говорит. Я погуглила – «аборты в Москве». В разных клиниках и в разных исполнениях это стоит от 2,5 до 10 тысяч рублей. Если женщина не идет на платный аборт только потому, что у нее нет этой суммы, о каком ребенке может идти речь? Да она же нищая. Кем она работает и работает ли вообще? Что ей делать с ребенком? Сдать в детдом? Утопиться?

Впрочем, законопроект предписывает с 13-й недели беременности ежемесячно выплачивать будущей матери две тысячи рублей пособия аж до самых родов. Это значит, что за 36 недель беременности женщина накопит аж 46 тысяч рублей – целое состояние. И родить, и вскормить, и выучить. Даже и не знаю, что скажут «работающие граждане» по поводу того, что выплаченные ими деньги пойдут на нежеланных детей, будущее которых под большим вопросом.

Хотя нет, знаю: граждане опять ничего не скажут."

Все эти предполагаемые выплаты... Уже смешно. Я не получала пособий ни по беременности, ни как кормящая мать: во-первых, там смешной потолок зарплаты (типа, имееют право только те, у кого доход не превышает 2 тысячи рублей, я не знаю точно, но примерно), а во-вторых, надо собрать такую кучу справок, оббежать столько инстанций, что становится страшно.

Страшно представить, что нас ждет. Идиотизм полный с этой обязательной неделей: для аборта важен каждый день, можно просто не успеть, не вписаться в определенные сроки.
И ведь знаете: в основном к женщинам, делающим аборт, относятся очень плохо, особенно мужчины, называют их убийцами, предлагают расстреливать за измену Родине. При этом один очень умный товарищ договорился до того, что, мол, дети - это роскошь, если женщина хочет родить, пусть рожает только для себя, копит на это деньги чуть ли ни с собственного рождения, и никаких претензий к мужчине!  
Верующие так вообще называют грехом и убийством даже (!) контрацепцию.

Вообщем, сложный вопрос с точки зрения веры и морали, но на который, тем не менее, должна ответить только женщина, и никто более.

5 комментариев:

  1. Господи ты боже мой! если бы мне нужно было испрашивать разрешение моего первого мужа-тирана на аборт второго ребенка в том момент,когда я уже собралась делать ноги от него,то,может,меня и в живых-то уже не было,потмоу что пришлось бы родить и остаться с ним. Ужас какой! Идиоты!

    ОтветитьУдалить
  2. Надо же, у меня такая же ситуация была!

    ОтветитьУдалить
  3. Какие идиоты и лицемеры! Мизулиной уже не рожать и абортов не делать. Остальным "разработчикам", как я понимаю, тоже. Автор замечательно всё сказала. Присоединяюсь! Неужели наши женщины и это съедят? Не возмутятся, не будут протестовать? И так никакой жизни...

    ОтветитьУдалить
  4. Тань, полностью согласна. Про эти "меры" только недавно прочитала и ужаснулась. Запрет на аборты уже проходили, ничего хорошего не вышло. Порой охватывает чувство, что люди то ли намеренно разрушают законодательство и Россию, занимаясь херней (ну уж простите, самое лучшее слово), то ли настолько далеки от реальной жизни. Нельзя заставить любить, нельзя рожать по принуждению.

    ОтветитьУдалить
  5. Аборт - дело отвратительное. Любая женщина идет на этот шаг вынужденно, как на крайнюю меру, страдая физически и морально. Адекватных женщин против абортов агитировать не надо, они и сами против, если только жизнь к стенке не препирает...
    Бороться против абортов надо, но исключительно экономическими, просветительскими и социальными мерами! Запрещать - бессмысленно и аморально.
    В других странах, женщина, попавшая в трудную жизненную ситуацию, всегда может рассчитывать на социальную адаптацию: и от мужа-деспота помогут уйти, и временное жилье предоставят, и специальность получить, и ребенка в детское учреждение устроить... А у нас?! В провинции ситуация особенно безысходная.

    ОтветитьУдалить